Сумы, 23 июня 2017: 
9°
Присоединяйся к нам

Инновации Конотопа: инспектировать на каком языке разговаривают горожане будет «языковая полиция»

Как недавно стало известно, следить за внедрением обязанности владения государственным языком в общественной и частной сфере граждан г. Конотопа будет «языковая полиция» — анонсировала секретарь Конотопского городского совета Елена Багрянцева.

Как оказалось на деле, осуществлять контроль над разговорами местных жителей уполномочивают конотопских школьников. Правда, как именно будет происходить этот процесс, пока трудно представить. Ведь функционирование «языковой полиции» сейчас находится на стадии обсуждения.

Точно известно, что введение такой инициативы уже поддержала комиссия по вопросам функционирования государственного языка в Конотопе. В рамках внеочередного заседания его участники также объявили о начале конкурса эскизов для молодежного проекта по популяризации украинского языка среди горожан, сообщает Голос Конотопа.

Вот беда с этими нововведениями – «языковой» закон еще не принят, а следить за выполнением его предписаний уже скрупулезно намереваются.

Хотя противоречивостей у предлагаемого законопроекта больше, чем инициаторов его создания.

Рассудите, когда государство предъявляет требования в использовании языка в государственном секторе и для самих госслужащих — это правильно. Также абсолютно логичным будет, если речь идет об армии или полиции — приказы должны отдаваться четко, по единой форме и на одном языке, но в таком  случае пусть это будут правила государственных силовых, правоохранительных и контрольно-надзирательных структур.

А вот, к примеру, с отечественным правосудием все уже гораздо сложнее, ведь задача суда состоит не в том, чтобы учить состязающиеся стороны процесса государственному языку, а в том, чтобы разрешать судебные споры на том языке, который понимают обе стороны. В таком случае предусматривается отказ от проведения какой-либо командно-административной «языковой политики».

Совсем иное дело, когда государство со своими предписаниями вторгается в частную и общественную жизнь граждан, где нет государства. Выбор средств коммуницирования и познания людей не должен быть сферой регулирования государственными институциями, если мы, конечно, говорим о правах свободных граждан в демократической стране.

Прискорбно понимать то, что государство намеренно серьезно расширить вторжение в частную жизнь украинцев.