Присоединяйся к нам
1

Путин начинает новый раунд гибридной войны с Западом

Последние семь с лишним лет, после начала войны с Украиной, Владимир Путин почти всегда звучит воинственно и раздраженно, когда говорит о Соединенных Штатах, Европейском Союзе и Украине. Но на расширенной коллегии МИД России в Москве он резко поднял градус риторического противостояния.

Путин как Сталин?

Президент ядерной державы-постоянного члена Совета безопасности ООН, на которую едва ли кто-то решится напасть, потребовал от своего министра иностранных дел добиться от Запада «предоставления России серьезных долгосрочных гарантий обеспечения нашей безопасности на этом направлении, потому что так существовать и постоянно думать о том, что там завтра может произойти, Россия не может». «Там» — это в Центральной Европе и Украине.

Увлечение сталинской внешней и оборонной политикой второй половины тридцатых-начала сороковых годов не прошло для Путина даром. Он все чаще звучит как Сталин, предъявляющий ультиматум правительству в Хельсинки перед нападением на Финляндию в тридцать девятом году или диктующий свою волю королю Румынии перед аннексией Бессарабии в сороковом.

Меня поразили путинские слова «…нужно, чтобы это состояние (напряженности. — Ред.) у них (НАТО. — Ред.) сохранялось как можно дольше, чтобы им в голову не пришло устроить нам на наших западных рубежах какой-нибудь ненужный нам конфликт…». То есть мигрантов с Ближнего Востока тысячами завозит Александр Лукашенко, а виноваты Польша с Литвой. Крым аннексировала Россия, но агрессор — страны Североатлантического альянса, которые это не признали.

Не просто идейно-политическое противостояние с коллективным Западом, а активное поддержание конфликта с ним теперь объявлено одним из ключевых элементов внешней политики Кремля. Гарнизону «крепости Россия» приказано приготовиться к новому раунду гибридной войны, которая становится, в сущности, смыслом существования путинского режима, сколько бы времени ни отмерила ему история. Даже пандемия COVID-19 не заставила путинский режим переориентироваться на внутреннюю повестку дня. Казалось бы чего проще — выделить много денег из не перестающих расти нефтегазовых доходов на реформу и модернизацию здравоохранения хотя бы в 10-15 городах-миллионниках (за вычетом Москвы и Санкт-Петербурга), и триумфальное «переизбрание» в 2024 году Путину гарантировано. Но нет, ставка сделана на продолжение новой холодной войны.

Каких гарантий от Запада хочет Кремль

Какие формы она может принять? Искусственно созданный Лукашенко (при поддержке Москвы) миграционный кризис на границе Литвы и Польши скорее убедит российское руководство, что подобные акции будут эффективны и в дальнейшем. Для Путина это повод выжать из Лукашенко официальное согласие на дислокацию российских войск в Беларуси. Уверен, что продолжатся и эксперименты на границах ЕС и НАТО. Вслед за мигрантами в польских лесах могут появиться «заблудившиеся члены клуба спортивного ориентирования» с оружием «из военторга».

В-третьих и главных, Кремль явно готовит либо «добровольное присоединение», либо официальное «взятие под защиту» так называемых «ЛНР» и «ДНР». И это как минимум. Если верить докладу украинской разведки, как максимум это может быть попытка взять Мариуполь и Одессу и перекрыть Украине выход к морю. Решение пока не принято, но повод найти будет нетрудно. Раз нет радикального улучшения экономической ситуации, то для очередного продления президентских полномочий понадобится пропагандистское обоснование. Триумфальное «спасение русских Донбасса» — почему нет?

Этого не случится только если Сергею Лаврову не удастся выполнить поручение Путина и добиться от Запада тех самых «серьезных долгосрочных гарантий безопасности». Если судить по речи в МИД, имеются в виду прекращение размещения американских систем противоракетной обороны в Польше и Румынии, учений ВМФ стран НАТО вблизи берегов Крыма, а также публичный отказ от утвержденного на саммите альянса в Бухаресте в 2008 году согласия на будущее вступление в альянс Украины и Грузии.

Новая холодная война

И тут возникает главный вопрос: Путин достаточно опытный политик, чтобы не понимать — ничего этого не будет. Предположу, что он, во-первых, надеется, что пусть не всего, но хотя бы чего-то он добьется. А во-вторых, в Кремле боятся, что любая «разморозка» отношений с Западом приведет к потере контроля над ситуацией внутри России.

Не стоит забывать, что взгляды Путина и его ближнего круга во многом сформированы их позднесоветским опытом. Он суммируется простым тезисом: «Горбачев думал, что прекратит ссориться с Западом и спасет СССР от непосильного груза гонки вооружений. В результате, Запад воспользовался этим и развалил великую страну». Они боятся потерять не просто власть, но вместе с ней контроль над российской экономикой, превративший российскую верхушку в мультимиллиардеров. Лично Путин и старые спецслужбисты вокруг него могут думать, что защищают уникальный «русский цивилизационный код» и создают новую русскую идентичность. Но тысячи циников вокруг него озабочены только потерей своих состояний в случае новой «оттепели». Ими движет страх перед «папочками» с компроматом, которое могут положить на главный кремлевский письменный стол, стоит Путину хоть на секунду усомниться в их лояльности. И пока этот страх живет, они не уйдут с фронта новой холодной войны.

У Запада есть два выхода: либо оставить путинский режим в покое и ждать, пока он сойдет со сцены по внутренним причинам, либо принять вызов и попытаться выиграть затеянный Путиным геополитический матч-реванш.

comments